Меню Рубрики

«У мужа диабет второго типа, а у меня второй триместр беременности»: личный опыт девушки, которой пришлось пройти через протокол ЭКО+ПИКСИ

Героиня этой истории вряд ли согласится с тем, что гиперопека вредит пациенту с СД. Ей пришлось взять под контроль супруга, который наотрез отказывался признавать, что болен. Случилось это сразу после того, как желанная первая беременность закончилась выкидышем.  

Мы снова возвращаемся к теме репродуктивного здоровья. Вы наверняка читали историю будущей мамы с диабетом, и не так давно редакция пообщалась с девушкой, которая также ждет ребенка. Она здорова, но знает очень много о том, как компенсировать  диабет. Дело в том, что данный диагноз имеется у ее мужа (по просьбе героини мы не называем ее имени, а также изменили имя супруга). 

В начале 2017 года, когда у моего мужа практически случайно нашли сахарный диабет 2 типа, моя мама кричала: «Разводись! Зачем тебе эта обуза!». Свекровь, которая прежде была очень недовольна женитьбой «своего мальчика», плакала: «Не бросай Сереженькуууу…». Они были в панике, а мой супруг, все свои 42 года живущий по принципу «все проблемы решаются просто», был спокоен как слон.

«Всего-то буду есть меньше сладкого», — пожимал он плечами. На свою болезнь Сергей смотрел как на небольшой трамплин, встретившийся ему на жизненном пути. Вот-вот он его перепрыгнет и помчится дальше. Врачи предупредили его: если не лечить сахарный диабет, это может привести к серьезным осложнениям. Первый год муж контролировал сахара и принимал все прописанные препараты. А потом, начитавшись советов из серии «Энергия позитивных мыслей», он стал брать их на вооружение, совсем не думая, что они неприменимы в его случае. «Надо повторять себе, что у тебя ничего не болит, тогда и не будет болеть. Вот у меня не болит. Парализованные люди начинают ходить просто потому, что верят в успех. Слепые прозревают. Инвалиды-колясочники заводят семьи и рожают детей», — рассуждал он.

Наслушавшись этих речей, я расслабилась (в конце концов, мой супруг — взрослый мужчина, на 10 лет меня старше) и через пару месяцев обнаружила нераспакованную упаковку тест-полосок. «А почему ты не меряешь сахар?» — поинтересовалась я у мужа. Он оскорбленно поджал губы (его бесили любые упоминания о болезни) и заявил, что у него ничего не болит.

Запустил болезнь

В то время я даже не думала, каким сложным может оказаться будущее, особенно, если запустить болезнь. А сегодня я каждый день я придумываю меню на двоих: практически выучила наизусть таблицу продуктов с ГИ. Сергею можно кабачки, баклажаны, грибы, яйца и курицу. В списке строжайше запрещенных продуктов сладкое, мучное, макароны. Для моего мужа, который мог проснуться ночью и отправиться на кухню за конфеткой, это казни подобно, но деваться некуда…

Симптомы у сахарного диабета весьма неспецифические. Муж часто хотел пить, а это может случиться с каждым. У него периодически повышалась температура, и он уставал. Мы списывали это на переутомление.

Больше всего он любил вечерком лечь перед телевизором с бутылочкой пивка. Как-то я ему сказала, что моя подруга приедет к нам на пару дней, на что Сергей театрально закатил глаза: «Опять друзья? Сколько можно!». Раньше он очень любил общаться, а теперь ненавидел гостей.

Была еще одна, интимная проблема. Половое влечение у Сергея заметно понизилось. Все чаще он меня не хотел, или хотел, но «ему было лень», а мне «нужен от него только секс». Однажды я осторожно напомнила ему про сахарный диабет и предложила отправиться к врачу, например, к эндокринологу.

Сергей лениво отмахнулся. Мол, врачи ошиблись, когда поставили ему этот диагноз. Будто бы речь шла не о диабете, а о насморке.  А я его искренне любила и думала, что все происходящее – это лишь черная полоса, или обычный плохой период, после чего все может стать только лучше. Муж все чаще находился в непонятных приступах депрессии, все время печалился.

Вскоре мы стали обсуждать рождение первенца (насколько это обсуждение возможно с человеком, пассивно лежащим перед телевизором). Этот малыш стал бы первым для нас обоих, а я верила, что его появление на свет спасет наш загнивающий брак.

Сергей стал невыносим. Приступы депрессии и печали повторялись у него все чаще. Он очень располнел, и если в начале 2017 года весил всего 80 кг, то в 2018-м — уже 102. За сладким ночью он уже не вставал, обычно коробка конфет лежала на тумбочке перед кроватью. Он говорил, что все мужчины имеют право иметь брюшко.

Потом я забеременела. Беременность была желанная, но как только я увидела две полоски на тесте, меня охватил ужас, что ребенок сможет унаследовать болезнь, которую его отец так упорно старался не замечать.

Я бросилась на прием в ЖК. Врачи не говорили ничего критичного. Кто-то был уверен, что диабет нельзя получить по наследству от отца, кто-то советовал начинать следить за здоровьем малыша с самого рождения.

На третьем месяце у меня произошел выкидыш. Вернулась от гинеколога, а вместо поддержки услышала от мужа скупое «не переживай, у нас будет еще ребенок», после этих слов он снова уставился в телевизор… В этот момент мои нервы сдали окончательно. Я плакала всю ночь, а утром твердо сказала: «Если я тебе дорога, пойдем к врачу».

Хочу ребенка

Тогда я решила, что все проблемы от сахарного диабета, который Сергей не хотел признавать.  Со скрипом и огромным нежеланием он согласился пойти на прием. «Заболевание может быть причиной ваших проблем», — отметил врач.

Сахара у Сергея оказались очень высокими. Оказалось, что он порядком запустил болезнь, которую нужно лечить срочно-срочно! Про это узнала моя мать: «Разводись, если хочешь нормальной жизни! Я тебя предупреждала — ты не послушала!». Мужу строжайше запретили есть мучное, сладкое и все, что заставляет уровень глюкозы подниматься. Мне пришлось согласовать с врачами диету и следить за нашим питанием и «нашим» уровнем сахара.

Было ощущение, что я взяла Сергея на поруки. Казалось, что я превратилась в злобную мамашу, но в то же время с мужем мы стали ближе. Наверное, потому что играли в одной команде на поле «Сахарный диабет».

А вечерами, когда супруг спал, я штудировала Интернет по теме «как забеременеть если сахарный диабет у мужчины». Диаметрально разной информации было море. «Я беременна после 4 ЭКО, у мужа СД». Или: «Мужчины с СД бесплодны!». Кто-то страшил больными детьми, кто-то, как моя мама, уверял, что нет жизни с больным человеком. Потом перешла от форумов к медицинским сайтам и узнала, что у таких мужчин могут появиться проблемы с ДНК-фрагментацией сперматозоида. В этом случае высок риск остановки эмбриона в развитии, или же беременность может самопроизвольно прерваться, как случилось с нами.

Беременность от мужа могла наступить легко, но доносить ее было бы непросто. Из десяти подобных беременностей 5(!) заканчиваются выкидышем, в запущенных случаях – 8. А вдруг мы уже превратились в запущенный случай?!

Пока я лечила Сергея, внимательно следила за своим здоровьем и мечтала о малыше, все больше убеждалась, что без помощи репродуктивной медицины нам не обойтись. В Интернете было масса информации, но не было конкретной, где бы ответили на главный вопрос – достанется ли эта болезнь нашему будущему ребенку?

Врач-репродуктолог «Центра ЭКО» сказала, что особенных проблем с наступлением беременности у меня нет, а мужа проверить стоит. Она направила нас на консультацию к урологу.

«Необходимо провести ЭКО+ПИКСИ, когда сперматозоиды подвергаются дополнительному отбору. Он ведется на основании физиологических качеств мужской половой клетки. Отбираются наиболее зрелые сперматозоиды, которые несут в себе неповрежденную ДНК и имеют ряд преимуществ», – объяснил нам врач Максим Колязин.

Вероятность фрагментации ДНК в сперматозоидах, отобранных эмбриологом для процедуры ИКСИПИКСИ ниже, нежели при оплодотворении методом ЭКО (или при естественном зачатии). Проще говоря, при этой процедуре шансы выбрать наиболее жизнеспособного «живчика» гораздо больше. В списке показаний: тяжелые случаи мужского бесплодия, неудачные протоколы ЭКО и выкидыши.

Какие же мы были глупые, когда не обращали внимания на диабет… Теперь он стал самой серьезной нашей бедой. К счастью, никаких особенностей беременности от мужчины с СД нет, врачи прописывают вести себя так, словно это обычная беременность. Особенно внимательно к своему организму стоит прислушиваться только на первых месяцах.

Мне не хотелось рисковать. В протокол ЭКО+ПИКСИ мы вступили в сентябре 2018 года. Я очень переживала. Каждый чих и обычная простуда казались мне серьезными проблемами со здоровьем, угрожающими беременности. С репродуктологом Аленой Дружининой мы все время на связи, она меня успокаивает и подбадривает.

«Встречается генетическая предрасположенность к сахарному диабету. Поэтому вашему малышу следует начать профилактику как можно раньше. Вместе с тем вероятность, что болезнь достанется по «наследству» ребенку, в данном случае небольшая. Если больна мать, риск намного выше», – предупредила доктор.

Мой животик уже очень хорошо виден. Я набираю вес, а супруг его снижает. Муж снова стал внимательным и заботливым. У нас будет девочка! Имя ей мы уже выбрали. Беременность проходит хорошо. В женской консультации меня называют одной из самых примерных пациенток. Так как моему супругу прописана диета, я тоже ее соблюдаю. Думаю, у нас самое здоровое питание из всех возможных.

Оригинал статьи